Полисы: Лабиринты Айзена

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Полисы: Лабиринты Айзена » Анкеты » Инненгарда Неергаард [Принята]


Инненгарда Неергаард [Принята]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Полное имя/прозвище: Инненгарда Неергаард. К собственному имени испытывает тихую ненависть. Впрочем, чаще всего и достаточно давно ее называют уменьшительным «Инне», а если она слышит, как ее окликают полным именем — она знает, что это верный признак того, что ее либо собираются бранить, либо известить о чем-нибудь неприятном.

2. Возраст/дата рождения: 20 лет/03-08-685

3. Титул (если есть)/социальное положение/род занятий:  представительница одного из благородных домов, девица на выданье, титула, по понятным причинам,  не имеет.

4. Внешность: рост — около 160 см, вес — 48 кг. Вьющиеся волосы ржаво-рыжеватого оттенка, голубые глаза, лицо «сердечком», густо покрытое веснушками, некоторая лопоухость, как правило, скрывается с помощью прически. Худощава, но уже лишена подростковой угловатости, и даже местами похожа на женщину.
По тому, как она двигается и жестикулирует, можно иногда предположить, что Инне прилагает немало усилий для того, чтобы себя сдерживать и не спешить слишком или не показаться слишком резкой. Правда, искусство сдерживания душевных порывов — не один из ее талантов.

5. Характер: Инне была бы самой что ни на есть стандартной хорошей девочкой из очень хорошей семьи, со всеми вытекающими благопристойными скучностями, если бы статус родительской любимицы, на которую отец давно возлагает большие надежды, не сделал свое черное дело. Так получилось, что ей всегда позволялось чуть больше, чем братьям, любые ее интересы поощрялись, до тех пор, пока благородные родители не начали подозревать, что, в то время как упрямствующий и пытающийся иметь свое независимое, отдельное мнение по любому поводу ребенок — это очень мило, девица на выданье с теми же качествами — уже как-то не очень.
Хотя подростковая угловатость, нескладность и прочие глобальные юношеские проблемы остались позади, юношеский максимализм и категоричность покидать Инне совсем не спешат.  Она все так же твердо, непоколебимо уверена, что есть только черное и белое, а полутона — для ограниченных глупцов и трусов, все так же исполнена ощущения, что она совершенно не такая, как все и что ее несомненно богатый внутренний мир некому понять, наделена обостренным чувством справедливости и убежденностью, что она рождена для высоких целей (хотя представление о том, как этих высоких целей достичь, все еще очень туманно).
Будучи, по сути, особой неглупой, Инне далека от гениальности, но склонна думать о своих способностях очень хорошо, нередко (в основном, в мыслях) посмеиваясь над глупостью и ограниченностью масс. Львиную долю своего мировоззрения она почерпнула из книг (книги, ясное дело, не соврут!), поэтому оно (мировоззрение)… скажем так, несколько расходится с реальным положением дел. При всей своей склонности думать о себе в самом благоприятном ключе, Инненгарда просто чудовищно, до неприличия доверчива и наивна.
Она весьма любопытна, энергична, мечтательна (настолько, что часто склонна принимать желаемое за действительное) и, пожалуй, постоянно слишком чем-то занята для того, чтобы предаваться унынию.

Границы:
Убийство: никогда не убьет человека.
Обман: обманывать — плохо и неловко, но ложь ради благой цели оправдана.
Воровство: воровать — отвратительно! Но позаимствовать вещь ради той же благой цели и отдать ее тому, кому она нужнее – это не воровство.
Вера: важная часть в жизни любого человека, но слишком много недобросовестных людей превращает ее в средство достижения низких целей.

6. Биография: 
Что тут скажешь? Взросление Инне было омрачено куда меньшим количеством туч, чем, скажем, взросление бедного Карла — отец никогда не считал нужным скрывать свое разочарование насчет того, что его старший сын и наследник совершенно не оправдывал его ожидания. И это было ужасно несправедливо, ведь Карл был неглупым и по-своему талантливым, просто слабое с рождения здоровье не позволяло ему вписываться в рамки лицемерного общества.
Так, надежды Зигфрида Неергаарда, потерпев крах в том, что касалось старшего сына, были частично перенесены на Инне. Правда, до какой-то поры она не подозревала, какое это бремя: любимица родителей, она воспитывалась в тепле, заботе и нередко — попустительстве. Нет, не то, чтобы она доставляла родителям и близким много неприятностей, но, возможно, будь они чуть строже и осторожнее в поощрении разнообразных маленьких слабостей , Инненгаарда ничем не отличалась бы от множества других благопристойных девиц, все чаяния которых состояли в желании быть женой и матерью. Увы, природное упрямство Инне слишком долго считали маленьким очаровательным недостатком, ее тяга к изучению любых книг, до которых она может дотянуться — хоть и несколько сомнительным, но достоинством, а привычку высказывать свое мнение, даже если оно было не слишком уместным — и вовсе умильной особенностью. Это теперь, глядя на дочь и припоминая ошибки прошлого, Зигфрид Неергаард мог раскаиваться, но что толку? Оставалось только порадоваться, что его младший сын его надежды оправдывал полностью — если, конечно, не считать того факта, что он был младшим.
Безоблачное детство плавно перетекло в юность, временами омрачаемую такими глобальными проблемами, как удручающее несоответствие отражения в зеркале описываемым в книгах идеалам, ужасная пропасть между возможностями и желаниями и осознание собственной уникальности и, как следствие одиночества в этом черством и бездушном мире.  Правда (по собственному мнению Инне) повзрослела она рано, и очень скоро смогла прийти к заключению, что внешняя оболочка — ничто в сравнении с величием духа, и что вообще она одна из тех редких людей, которым дано видеть куда дальше закоснелых ретроградов и тех, кто интересуется только вещами мелкими и низменными.

В свете всех этих соображений было несколько неприятно  обнаружить, что ее благородный батюшка решительно намерен значительно ограничить ее внутреннюю и внешнюю свободу и положить конец ее мечтам об особом предназначении, превратив ее в орудие собственных амбиций, наступив на горло ее песне, разрушив…  Короче говоря, он собрался в самом ближайшем времени выдать ее замуж. И за кого? За черствого, бездушного солдафона? Разве годился он для того, чтобы возродить славу Данхольма? Определенно нет — тем более, что она где-то читала, что настоящие наследники королей Данхольма все еще живут где-то, каждый день рискуя жизнью, убивая тварей в Дикоземье и сражаясь с Врагом… такому-то герою грех не отдать свое сердце, а пока хорошо было бы, если бы ее оставили в покое и дали возможность оставить свой яркий и неординарный след в жизни (еще неясно, как именно, но она что-нибудь придумает!).

7. Черты:
• базовые: обаяние
• социальные: благородный
• особые:

9. Инвентарь:

10. Уровень сложности: реалистичный

11. Способ связи: в профиле

12. Пробный пост:

13. Закрытый раздел:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Первыйн...

В смысле добро пожаловать в игру! )

0


Вы здесь » Полисы: Лабиринты Айзена » Анкеты » Инненгарда Неергаард [Принята]